Кочи

Слава о Мангазее как «златокипящей заморской государевой вотчине», разнеслась повсюду. Сюда приезжали за «мягкой рухлядью» (пушниной) торговые люди не только из внутренних городов Московского государства, но и промышленные люди из Двины, Мезени, Пустозерска и других городов. Последние направлялись сюда морским путем

Плавание совершали на небольших судах — кочах длиной до 25 м, грузоподъёмностью около 6—7 т с экипажем 10-15 человек. Кочи «делали крепкие, и лес в них добрый, мелкий, и ушивали, и конопатили, и смолили, и во всем делали дельно, чтобы те кочи к морскому ходу были надёжны»

Поморским кочам была свойственна та же конструктивная особенность, что и норманнским ладьям, которые дошли до Гренландии и восточного побережья Северной Америки в начале второго тысячелетия (т. е. за пять веков до Колумба): очень неглубокий киль. Благодаря этой особенности кочи и ладьи обладали небольшой осадкой, могли подходить к берегу и плыть по мелкой воде (Буторин, Воробьёв, 1970; Ингстад, 1969)

koch_sm.gif - 5589 Bytes
Маршрут следования этих судов обычно был такой. Мореходы шли от устья Печоры «большим морем-окияном на урочище Югорский Шар». Отсюда плыли «Нарзомским морем») к западным берегам Ямала, где поднимались на север до устья р. Мутной. Чтобы не огибать Ямала с севера, входили в эту маленькую реку («через можно камень перебросить») и «тянулись бечевой» до озёр, расположенных в верховьях этой и последующей реки, «переволакивались» (длина «волока» 1/2 километра), попадали в р. Зелёную и от её устья «бежали парусным погодьем» по Обской губе, входили в губу Тазовскую и по р. Тазу поднимались в Мангазею

Путь этот был тяжёлый, так как лежал через «непроходимые злые места от великих льдов». Насколько трудны были условия такого похода, можно судить по тому, что для него иногда требовалось до конечного пункта плавания и обратно 2-3 года. И тем не менее, несмотря на «всякие нужи», количество прибывавших в город судов постепенно увеличивалось. Так, в 1601 г. в Мангазею пришли 4 коча (40 чел.), в 1602 г. - 4 коча, в 1610 г. -16 (160 чел.), в 1612 г. – 16, в 1617 г. – 17

Появились знатоки этого пути. Так, Матвей Кириллов был «по морю староход и знатец», пинежанин Никита Стахеев «морем итти знает», ему «морской ход за обычай» Таким образом, кочечники сумели освоить путь, который безуспешно пытались в XVI в. открыть голландцы и англичане. Секрет прост: мелкая осадка поморских судов, о которой уже шла речь выше. Тяжёлые европейские корабли вынуждены были идти по глубокой воде, пробиваясь сквозь плавучие льды, тогда как поморы имели возможность идти вдоль берега, - по полосе, откуда льды отжимаются ветром, дующим с суши. Примером такого участка может служить Североземельская полынья, не замерзающая даже в самые сильные морозы

Однако походы по этому маршруту продолжались недолго. Сибирские воеводы, боясь, чтобы «немецкие люди от Пустоозера и Архангельского города в Мангазею дороги не узнали, и приехав бы, воинские многие люди сибирским городам какие порухи не учинили», стали настаивать перед правительством на закрытии этого пути

Тобольский воевода Иван Куракин писал: «А по здешнему, государь, по сибирскому смотря делу, ни которыми обычаи немцам в Мангазею торговати ездить позволить не мощно; да не токмо им ездить, ино-б и русским людям морем в Мангазею от Архангельского города ездить не велеть»

В другом документе даётся пояснение: «в Мангазее и в иных сибирских городах люди немногие, стоять против многих людей некем»

Несмотря на возражения промышленных и торговых людей, царь Михаил Романов приказал всё же путь закрыть. В его указе говорится: «А будет которые русские люди пойдут в Мангазею большим морем и учнут с немцами торговати помимо нашего указу, а тем их непослушанием и воровством и изменою немцы или иные какие иноземцы в Сибирь дорогу отыщут, и тем людям, за их воровство и за измену, быти казнимыми злыми смертями и дома их велим разорити до основания»

Торговлю с Мангазеей предписывалось вести сухим путём через Тобольск и Берёзов. Так как всё же находились люди, которые нарушали этот указ, на Ямале были организованы сторожевые посты, которые кочечников задерживали

Так удачно открытый путь перестал действовать и постепенно был забыт. Закрытие морского пути весьма отрицательно повлияло на торговлю Мангазеи. Она стала уменьшаться. Этому способствовало также снижение промысла соболей и других ценных зверей, так как они хищнически истреблялись. Положение ещё больше ухудшилось после пожара в 1643 г., который нанёс городу непоправимый удар, в результате чего встал вопрос о переносе административного центра уезда в другое место. Необходимость такого переноса уже давно чувствовалась также и вследствие трудно проходимых путей сообщения

Правда, после пожара город продолжал ещё существовать как административный центр более 30 лет, но уже не имел прежнего значения, и в 1676 г. по приказу Московского правительства был совсем оставлен и постепенно разрушился. Ненцы стали его называть Тагаревы-харад, что значит «разломанный город»

Место, где стоял этот когда-то оживленный полярный город, было забыто и найдено только в 1900 г. Сейчас на этом месте можно видеть только несколько почерневших брёвен в земле, заросшие рвы да земляные курганы...

по: Сериков, 1962



В начало раздела | К оглавлению 7 кл. | К указателю темы | К общему указателю | На главную