"По-настоящему новые университеты может создать
только поколение, выросшее без обязательных школ"


"Чем больше школа пытается манипулировать учением,
тем сильнее нормальный ученик сопротивляется обучению"


Иллич, 2006

Коренные народы: проблемы школьного образования

В национальных школах Крайнего Севера предстоит серьезно переосмыслить сложившуюся практику обучения и воспитания. В первую очередь нельзя без особой нужды отрывать детей от семьи, собирая их вертолетами по всей тундре для учебы в школах-интернатах. Материалы исследования психологов на полуострове Ямал показали, что большинство детей ненцев-кочевников, обучающихся в школах-интернатах, обнаруживают все признаки сильной невротизации. Побеги домой, в тундру учащихся даже начальной школы — дело нередкое, и бывает, что они заканчиваются трагически

В таких школах-интернатах не редкость, когда в пятом-шестом классах учатся пятнадцати-шестнадцатилетние подростки. И это совсем не обязательно результат второгодничества. Просто родителям, кочующим в тундре, удавалось прятать сына или дочь от работников народного образования в конце лета, когда комплектуются школы-интернаты. Чаще всего такие спрятанные дети — младшие в семье. Это и понятно, родителям особенно трудно расставаться с самыми младшими, отдавать их из дома на несколько месяцев

Психологи в своих наблюдениях показывают, что дети из ненецких семей, проживающих в тундре и занятых традиционными видами деятельности, воспринимают все, что дает им современная школа, в значительной степени как принуждение. Ведь меняется все — образ жизни, режим питания, одежда, языковая обстановка. Психологический кризис детей, оторванных на годы от семей, привычного уклада жизни и оказавшихся в условиях жестких формализованных отношений учебного заведения, не проходит бесследно. Подросток вырабатывает свои средства защиты — апатия, неприятие окружающей социальной среды

Оторванные от своих семей, привычного жизненного уклада, подростки не получают необходимых трудовых навыков и при всем желании уже не могут вернуться к традиционным для своего народа профессиям, образу жизни. Ведь профессии охотника, оленевода просты только на первый взгляд. На самом деле они требуют высокого профессионализма, физического развития, волевых и моральных качеств. Их не приобретешь на уроках и экскурсиях. Не приспособленные в силу некоторой специфики психического склада и к „железной работе", молодые люди, по существу, выпадают из общества. Именно отсюда так много фактов бродяжничества, социального иждивенчества, алкоголизма. А истоки этих социальных болезней, по сути, национальной беды малочисленных народов Крайнего Севера находятся в школе, в той системе народного образования и воспитания, которыми мы по своему разумению их „осчастливили"

Есть ли выход из этой ситуации? Безусловно. Ведь концентрация детей в крупных, конечно по северным понятиям, школах-интернатах чаще всего определяется экономическими соображениями. Здесь обучение и содержание детей обходится дешевле

В районах традиционного проживания малочисленных народов Севера нужно иметь больше малокомплектных школ. Они должны быть везде, где есть дети. Тогда учащиеся начальных классов будут учиться в привычной для них обстановке, учиться на родном языке, не отрываться от семьи. Понятно, для малокомплектных начальных школ на 5—10 ребятишек необязательно строить специальные помещения. И учитель, который, скажем, раз в неделю появляется в кочевье, малом селении и помогает родителям учить своих детей, — тоже возможный вариант национальной школы для коренных северян

по: Куцев, 1989



К оглавлению 7 кл. | К оглавлению 8 кл. | К общему указателю | На главную страницу