УГРОЗА СЕВЕРНОМУ ОЛЕНЮ

Немалый ущерб наносит тундре колесный и гусеничный транспорт. Колеи, проложенные вездеходами в самых разнообразных направлениях, сохраняются на много лет как автографы экологического невежества, ведут к эрозии почвы, здесь развиваются термокарстовые явления. К тому же выхлопные газы вездеходов нередко приводят к пожарам. По самым скромным оценкам, только за счет бессистемного, нерегулируемого использования гусеничных вездеходов на Ямале выведено из строя 1.3 млн га оленьих пастбищ

Ягельники, оленьи пастбища по воле неведомых администраторов не считаются сельскохозяйственными угодьями, проходят по одной графе с бросовыми землями. За их порчу можно оштрафовать виновника лишь символически: 10 рублей за гектар. Поэтому для геологических, нефтедобывающих организаций, ворочающих сотнями миллионов рублей, проще заплатить штраф, чем заниматься рекультивацией или ограничивать движение транспорта по летней тундре. Буровики, строители часто оставляют после себя настолько изуродованную землю, что она больше напоминает лунный пейзаж — уничтожены деревья, содран весь растительный покров, разбросаны трубы, строительные конструкции

Для стад диких оленей, охота на которых всегда была в числе важнейших традиционных промыслов, истинным бедствием стали магистральные газопроводы, железные дороги. Они рискуют переходить их в период миграций только в местах, переметенных снегом. Такая же картина характерна и для Аляски. Местный житель, выступая на обсуждении очередного проекта разработки нефтяного месторождения, говорил: „Я видел карибу у нефтяных вышек и нефтегазопроводов. Это не те животные, на которых стали бы охотиться наши люди и которых они стали бы употреблять в пищу. Для нас эти олени не похожи на здоровых, они ведут себя не как здоровые олени"

По: Куцев, 1989



К оглавлению | Назад